XXI
созыв

№3 (003)
март 2012
Газета депутатов Санкт-Петербургского городского Совета (Ленсовета XXI созыва)

Мысль  

Общественно-просветительское ежемесячное издание

XXI
веку

22-й год работы
на благо города
 
   
А.Сазанов. С Новым годом! С новым сроком!П.Цыпленков. Пожалте в ЗАКСВ.Антонов, А.Ливеровский. Ленсовет XXI созыва: попытка парламентаризмаГ.Васюточкин. Послесловие к выборам
И.Кучеренко. Из ментов в копы. Переодеться-то легкоЮ.Вдовин. Свободы слова мало не бываетМ.Горный. МСУ: чтобы не дожить до самоуправстваА.Сазанов. Колонка редактора. Теленавоз.П.Филиппов. Власть молчит. За власть ответим.
В.Монахов. «Право знать» - как фактор переменА.Трубин. Со времен Зощенко нас портит квартирный вопросС.Егоров. Что в конце тоннеля?М.Бегак. Главное - институты
А.Сазанов. Кафтан с барского плеча не жмёт?В.Холманский, Т.Стульнова. Годовалая полиция: авторитету полицейских мешают законы?М.Горный. Анатомия коррупции
Ю.Вдовин. Новое общественное телевидение? Или как?А.Трубин. Со времен Зощенко нас портит квартирный вопрос. Часть 2.В.Борисенко. «Велосипед» уже изобретён. Наш опыт у истоков ОМС.
 
Виктор Борисенко

«Велосипед» уже изобретён.
Наш опыт у истоков ОМС

Summary In English

Борисенко Существовавшая в СССР система централизованного распределения бюджетных средств оставляла на здравоохранение скудные крохи. При этом КПСС перед всем миром «пиарила» свою «невероятную» заботу о «здоровье нации» и «бесплатной» медицине, приводя взятые с потолка чиновничьих кабинетов показатели. Но нам-то, медицинским работникам, было отлично известно, что скрывалось за этой «бесплатностью» и пафосной статистикой: лечебные учреждения сдавались в эксплуатацию после ремонта в срочном порядке со многими изъянами и часто без учёта пожеланий медиков, оснащались, мягко говоря, несовременным оборудованием. Заработная плата врачам и медперсоналу давала возможность просто выживать, деньги начислялись не за объём работы, а за должность… Разрыв между поликлиническим звеном и стационарным представлял огромную пропасть, когда врачи поликлиник год от года теряли профессионализм.

У меня и большинства депутатов нашей Комиссии был план – создать медицинские региональные центры, объединив крупные больницы и расположенные рядом поликлиники, родильные дома, женские консультации, сохранив самостоятельность каждого учреждения, с тем, чтобы все врачи периодически поработали в стационаре по своему профилю, и наоборот. Но идея тогда повисла в воздухе, так как Петросовет прекратил своё существование по известным (силовым) причинам уже в декабре 1993 года.

Тем не менее, кардинальные изменения мы начали осуществлять, и одним из рычагов стала организация системы обязательного медицинского страхования (ОМС). Собственно говоря, ОМС была новостью только для России, ибо большинство развитых стран в полном объёме действовали и действуют десятилетия и даже столетия.

Решение о принятии закона о ОМС и создании Фонда ОМС была одной из корневых заслуг депутатов Ленсовета-XXI и комиссии по здравоохранению Госдумы 1-го созыва. Понятно, что чиновники от медицины разных мастей были одними из главных препятствий любых преобразований. Мы же, создав рабочую группу из депутатов нескольких регионов и Госдумы РФ, изучали опыт зарубежных коллег, придя к выводу, что не всё «забугорное» нам подходит. Это касалось, в частности, налоговой системы, понятия частного предпринимательства, работающего и неработающего населения.

В 1994 году мне предложили стать во главе Фонда, который в течение полугода работал без контроля со стороны законодательной (представительной) власти, как впрочем и всё городское хозяйство, после разгона Петросовета оставленное на «попечение» чиновничьей рати. Согласившись занять этот пост, я пришёл в полное расстройство, аналогичное тому, какое я обнаружил в аппарате Фонда. Пришлось засучить рукава. И заставить эти рукава засучить всех его служащих. Для начала я сократил число управлений с 17 до семи, так как некоторые, 30%, из них просто параллельно занимались одним и тем же. Навели безукоризненный порядок в контроле за расходованием финансовых средств, да так, что ни одна из проверочных комиссии (подчас мешавших – не специально ли? – нашей работе) не смогла и рубля лишнего, потраченного не на дело, обнаружить. Труднее было контролировать правильность расходования денежных средств страховыми медицинскими учреждениями, даже скорее – рискованно и опасно… Например, учредители одной из страховых компаний вместо оплаты больничных услуг приобрели недвижимость – дом отдыха «Ольшаники». Я снял эту компанию со страхового поля с помощью соответствующего департамента лишив её лицензии (что не обошлось без угроз в мой адрес). Поднимал не раз вопрос о переподчинении руководителя Фонда (на примере Пенсионного фонда и Фонда социальной защиты населения), поскольку назначенный руководитель при необходимости не мог даже подать в суд на мэра или губернатора, поскольку был его подчинённым. Однако нерешительность руководства в Москве тормозила этот процесс.

Приступая в своё время к организации системы обязательного медицинского страхования в нашем городе, мы тщательно изучили: население города по полу и возрасту; количество работающих и неработающих в городе граждан; количество работодателей (юридических лиц); количество и структуру лечебно-профилактических учреждений, которые должны быть включены в систему ОМС; источники финансирования ОМС; порядок взаиморасчётов; нормативные средства на амбулаторное и госпитальное звенья; среднедушевые нормативы и прочие показатели и исходные данные.

Важнейшей задачей перехода на финансирование через систему ОМС была необходимость застраховать всё население города, поэтому был принят (временно) порядок страхования по территориальному принципу, когда страховщики заключали договор страхования с главами администраций, которые выступили в роли страхователей. В городе существовало 11 страховых медицинских организаций; общая численность застрахованных составляла 5 123 245 человек, из них работающее население – 2 050 000 человек (40%), неработающих – 3 073 245 человек (60%); следует подчеркнуть, что в Санкт-Петербурге, в отличие от других территорий России, отмечается высокая численность неработающего населения (инвалиды, пенсионеры, дети, учащиеся дневных форм обучения, бездомные). Лечебно-профилактических учреждений было 319. Вот она лечебная сеть, которая в те нелёгкие времена взвалилась на наши плечи.

Источников финансирования систем ОМС было два: первый – это взносы (налоги) на работающее население – от предприятий, которые ещё существовали (3,8%), из них – 3,6%, здесь, 0,2% в Федеральный Фонд ОМС; вторым источником платежей за обслуживание более 3 миллионов жителей города(60%), а это население, которое вообще и потребляет около 90% медицинских услуг, согласно законодательству являются взносы от бюджета в лице Комитета мэрии по экономике и финансам. Ни за один месяц 1994 года этот Комитет не перечислил достаточных средств на лечение детей, инвалидов, пенсионеров. Более того, в отдельные месяцы объём этого финансирования падал до 36-37%! Фактически бюджет города внёс (или заплатил) на лечение детей и инвалидов лишь 50,4% от положенного. Я несколько раз говорил мэру А.А.Собчаку о сложившейся ситуации и даже, учитывая наши неплохие личные отношения, предложил пригласить корреспондентов газет для освещения этой ситуации. Но это предложение встревожило А.А.Собчака, который, сказав, мол «зачем это, что это даст…», временно поручил А.Л.Кудрину (в то время «министру финансов» города) «ликвидировать отставание».

Тем не менее, в течение года росла стоимость территориальной программы ОМС, среднедушевой норматив вырос с 3 557 рублей в январе 1994 года до 5 865 рублей в конце года. Выросла и средняя стоимость лечения больного в стационаре с 145 865 рублей в январе до 357 624 рубля в декабре 1994 года.

Среди многих задач, решаемых исполнительной дирекцией Фонда ИМС, был не только учёт поступающих средств, но и ревизионные проверки плательщиков, нарушающих порядок уплаты страховых взносов. Следует отметить, что эта работа приносила свои результаты не только морального, но и экономического плана: только за 1994 год проверки привнесли здравоохранению города 3 465 068 480 рублей да ещё плюс 734 700 304 рубля пени и штрафов. Анализировали мы всё, в т.ч. расходы на содержание стационаров, поликлиник, их беды и нужды, эффективность работы, результаты деятельности.

Но могу сказать и следующее: бюджет «воспользовался» системой ОМС для финансирования лечения детей, инвалидов и пенсионеров. Из года в год это «паразитирование» за счёт работающего населения не уменьшалось, а возрастало: недофинансирование возросло с 14% в 1994 году до 44% в году 1996-м!

Что хорошего принесло ОМС, что улучшилось в здравоохранении? Вот только несколько цифр для сравнения: повторная госпитализация больных в СПб составила: в 1994 году – 22,9%, в 1995 году –6,4%, в 1996 году – 2,3%; процент неадекватного лечения сократился с 14,3% в1994 году до 0,8% в 1996-м. Могут ли сейчас аналогичными цифрами похвалиться наши городские и региональные Фонды ОМС?..

В газетной статье трудно «объять необъятное», посему всех, кто заинтересован в изучении опыта и практики работы Комиссии Ленсовета-Петросовета и истории работы Фонда ОМС, я отсылаю к стр. 291-405 моей книги «Судьбе навстречу» (Издательство Александра Сазанова, СПб, 2010).


 Обсудить эту статью на форуме - Discuss this article in the forum








free counters



Сайты
депутатов
Ленсовета

20 лет
парламентаризма


Михаил Горный

Сергей Павлов

Александр Сазанов

Виктор Сенин

Лев Семашко

Александр Сунгуров

Георгий Трубников

Павел Цыпленков